Баннер

fms-rossii Система Orphus
   
Политика
Против «мегафонной дипломатии»
2014-12-11 18:56:15

Министр иностранных дел России Сергей Лавров  рассказал журналистам о некоторых аспектах современной международной политики.

Вопрос: Одним из главных итогов года стало резкое ухудшение российско-американских отношений. Некоторые эксперты говорят, что отношения эти близки к уровню холодной войны. Насколько, на Ваш взгляд, верна такая оценка? Что необходимо для их улучшения, и готова ли Россия сделать первый шаг? Насколько это улучшение возможно в обозримой перспективе с учетом того, что США скоро вступают в предвыборную президентскую гонку? Возможно ли в ближайшее время возобновление полноформатных контактов на высшем уровне? Возможен ли визит в Россию госсекретаря США или Ваш – в Вашингтон?

С.В.Лавров: В Послании Федеральному Собранию Президент В.В.Путин подчеркнул, что политика сдерживания нашей страны придумана не вчера – каждый раз, когда кто-то считает, что Россия становится слишком сильной, самостоятельной, соответствующие инструменты включаются немедленно.

Проблемы в наших отношениях с США стали накапливаться еще до кризиса на Украине, причем не по нашей вине. Вспомнить хотя бы пресловутый «Закон имени С.Магнитского», принятый в 2012 году. Однако то, что творится с начала этого года, удручает еще сильнее. В Белом доме взяли курс на конфронтацию, обвинив Россию во всех грехах в связи с украинским кризисом, который они сами в значительной степени и спровоцировали.

1190075

 

В практическом плане Вашингтон еще весной свернул двусторонний диалог по большинству направлений, в том числе заморозил деятельность созданной в 2009 году Президентской комиссии, рабочие группы которой занимались, среди прочего, вопросами борьбы с терроризмом и нелегальным оборотом наркотиков. Одновременно против России были задействованы противоречащие международному праву и нормам ВТО санкции, затронувшие на настоящий момент 50 российских граждан, 47 компаний и банков. Все это сопровождается звучащими из Вашингтона агрессивными заявлениями, включая возведение России в разряд главных мировых угроз, наряду с ИГИЛ и лихорадкой Эбола.

Такая риторика, действительно, может вызывать определенные ассоциации. Однако времена, когда международные отношения определялись двумя или одной сверхдержавами, остались в прошлом. В современном мире, где действуют несколько самостоятельных центров силы, попытки изолировать кого-то из ведущих игроков или навязывать свои односторонние рецепты с позиций некой «исключительности» США не могут дать результата.

Показательно, что даже сейчас, несмотря на все разногласия по Украине, американцы говорят нам о желании сотрудничать в решении острых международных проблем, в целом работать над «позитивной повесткой дня» отношений. Правда, эти правильные слова и призывы существуют в параллельной реальности с практическими действиями Вашингтона, которые носят недружественный характер. Это отчасти связано с тем, что на подходах американских партнеров во многом сказываются колебания внутренней политической конъюнктуры в США, включая текущие задачи избирательных кампаний.

Как отметил Президент В.В.Путин, разговаривать с Россией с позиции силы бессмысленно. Помним, что нынешний спад в отношениях между нашими странами – отнюдь не первый. И не раз бурные выплески русофобских эмоций в Вашингтоне сменялись отрезвлением и пониманием, что с нами гораздо выгоднее сотрудничать. Особенно если учесть, чем чреват разлад между ядерными сверхдержавами для международной безопасности и стратегической стабильности.

Со своей стороны всегда открыты для конструктивного и честного диалога с США как в двусторонних делах, так и на мировой арене, где наши страны несут особую ответственность за международную безопасность и стабильность. Вопрос в том, когда Вашингтон будет готов к сотрудничеству на принципах подлинного равноправия и учета российских интересов, поступаться которыми мы ни при каких обстоятельствах не собираемся.

Что же касается контактов на высшем уровне, то они не прерывались. Президенты В.В.Путин и Б.Обама трижды виделись в этом году, в том числе недавно на саммитах АТЭС в Пекине и «двадцатки» в Брисбене. Кроме того, они десять раз говорили по телефону, причем это были весьма продолжительные беседы и в основном по инициативе Белого дома.

У меня также нет недостатка в общении с Госсекретарем США Дж.Керри – с января мы провели 16 обстоятельных встреч, в том числе 4 декабря «на полях» заседания СМИД ОБСЕ в Базеле, не говоря о нескольких десятках телефонных разговоров.

Вопрос: Россия и США – инициаторы и лидеры международного процесса разоружения, в первую очередь – ядерного. Между странами действует ряд таких важнейших договоров, как по РСМД, СНВ. Не ставит ли резкое охлаждение двусторонних отношений под угрозу срыва выполнение этих соглашений?

С.В.Лавров: Нужно понимать, что прямой взаимосвязи между охлаждением российско-американских отношений и выполнением двусторонних договоров в области контроля над вооружениями не существует.

Договор о СНВ, безусловно, полезен, поскольку отвечает нашим интересам и укреплению стратегической стабильности в целом. Особых проблем с его реализацией сейчас не возникает, технические вопросы решаются в рамках специальной двусторонней комиссии.

В то же время мы напоминаем и будем напоминать нашим американским коллегам о зафиксированной в преамбуле Договора формулировке относительно неразрывной взаимосвязи стратегических наступательных и оборонительных вооружений. В Послании Федеральному Собранию Президент В.В.Путин подчеркнул, что продолжающаяся настойчивая работа по созданию глобальной системы ПРО США, в том числе и в Европе, представляет собой угрозу не только безопасности России, но и всего мира – как раз в силу возможного нарушения стратегического баланса сил.

Предупреждаем, что на каком-то этапе развития американской ПРО нам придется предпринимать адекватные меры для обеспечения собственной безопасности. Втягиваться в дорогостоящую гонку вооружений не намерены, но обороноспособность нашей страны обеспечим надежно и гарантированно.

Что касается Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности, то в июле США принялись голословно обвинять Россию в его нарушении. Однако никаких доказательств до сих пор не представили. При этом не дают внятных ответов на наши конкретные вопросы относительно приверженности американской стороны букве и духу этого соглашения. Например, вразрез с ним американцы собираются со следующего года начать размещать в Румынии и Польше пусковые установки ПРО, которые одновременно могут использоваться для запуска ударных крылатых ракет средней дальности, таких как «Томагавки». В Вашингтоне, к сожалению, делают вид, что не понимают российские озабоченности.

Считаем, что обсуждать связанные с Договором проблемы следует по дипломатическим каналам, а не путем «мегафонной дипломатии».

Вопрос: Отношения России и НАТО тоже серьезно пострадали за последний год, откатились практически к нулевой точке, если не хуже. Целесообразно ли в этих условиях «парадное» присутствие России при альянсе (постпредство) и НАТО в РФ (информцентр)? Планирует ли Россия сохранять действие этих учреждений?

С.В.Лавров: Действительно, отношения России и НАТО сегодня переживают самый серьезный кризис со времен окончания «холодной войны». Альянс продолжает курс на «сдерживание» России, предпринимаются шаги по укреплению военного потенциала и последовательному наращиванию военного присутствия блока у российских границ. Принято решение о приостановке практического сотрудничества с нашей страной по военной и гражданской линиям. Такие действия, безусловно, способствуют росту напряженности, подрывают стабильность в Евроатлантическом регионе.

Несмотря на это, полагаем необходимым сохранять открытыми каналы для политического диалога. На решение этой задачи в настоящее время нацелена деятельность Постоянного представительства России при НАТО.

Что касается Информбюро НАТО в Москве, то оно осуществляет свою деятельность в соответствии с положениями Основополагающего акта Россия-НАТО, которые наша страна неукоснительно соблюдает. В настоящее время не видим оснований для пересмотра нашей позиции по этому вопросу.

Вопрос: Россия страдает от западных санкций, в первую очередь – от европейских, наши партнеры в ЕС – от ответных мер РФ. Насколько продуктивна линия на сохранение этих ответных мер? Не получается ли, что Москва ради сохранения лица, политического престижа рискует благополучием граждан страны?

С.В.Лавров: К сожалению, в отношениях с Евросоюзом мы подошли к той черте, когда жесты доброй воли уже не дают необходимого результата.

Не стоит забывать, что нынешнее положение дел стало следствием той политики, которую Брюссель проводил в отношении Украины, в частности поддержав совершенный ультранационалистами государственный переворот и вооруженный захват власти. В результате страна оказалась на грани раскола, была ввергнута в пучину братоубийственной войны. Затем ЕС безосновательно пытался переложить на нас ответственность за случившуюся трагедию, ввел в отношении России односторонние санкции, практика применения которых нелегитимна, осуждена Генеральной Ассамблеей ООН и противоречит нормам ВТО. При этом логика раскручивания есовской санкционной спирали мало связана с развитием украинского кризиса.

Неоднократно заявляли, что попытки разговаривать с Россией на языке ультиматумов абсолютно неприемлемы и бесперспективны. Наш ответ на эти шаги был сбалансированным, учитывал права и обязательства России по международным договорам, в том числе в рамках ВТО.

Россия перешла к ответным мерам экономического характера только после того, как западные страны ввели финансовые ограничения для крупных государственных банков, которые являются основными кредиторами промышленного и сельскохозяйственного секторов. Затруднив доступ российских финансовых институтов к европейским кредитным ресурсам, Брюссель, по сути, создал для европейских товаров более выгодные условия на нашем внутреннем рынке.

Соответственно, меры по ограничению импорта продовольственных товаров из ЕС не являются санкциями. Это – наше право на защиту национальных экономических интересов и борьба с недобросовестной конкуренцией. Действия России являются обоснованными и законными.

Одновременно сложившаяся ситуация укрепляет нашу решимость концентрировать ресурсы, модернизировать промышленность, повышать уровень самообеспечения сельхозпродукцией.

Мы не собираемся обсуждать какие-либо критерии снятия санкций. Их отмена – дело тех, кто их ввел. Разумеется, если ЕС продемонстрирует здравый смысл, будем готовы к конструктивному взаимодействию по этому вопросу.

Вопрос: После выборов на Украине Вы говорили, что непременно будете встречаться с коллегой из Киева. Когда планируется такая Ваша встреча? Воспринимаете ли Вы нынешнее руководство в Киеве как партнера по переговорам, готового найти реальное решение кризиса на Украине?

С.В.Лавров: Мы открыты к конструктивному диалогу. Со своими украинскими коллегами всегда стараюсь поддерживать нормальные рабочие контакты, в ходе которых мы обсуждаем текущие вопросы, включая реализацию договоренностей, достигнутых в том числе и на высшем уровне.

Сегодня нашим основным партнером в Киеве по поиску решения конфликта на Юго-Востоке страны является Президент П.А.Порошенко. Выдвинутый им мирный план и соответствующие инициативы Президента В.В.Путина стали фундаментом известных Минских договоренностей, неукоснительное выполнение которых – ключ к жизнеспособному урегулированию нынешнего кризиса. Сам П.А.Порошенко не раз публично заявлял о недопустимости возобновления боевых действий на Донбассе. Надеемся, что его слова будут подкреплены практическими шагами по деэскалации напряженности и установлению прочного мира в Донецкой и Луганской областях, началом инклюзивного внутриукраинского политического диалога.

В ближайшие дни планируется проведение заседания Контактной группы, в рамках которой предстоит рассмотреть подготовленный военными специалистами на экспертном уровне план практических мероприятий по выполнению положений Минского меморандума от 19 сентября относительно разведения вооруженных сил, отвода тяжелых вооружений от линии соприкосновения в целях окончательного прекращения применения оружия и достижения тем самым стабильности перемирия. Надеемся на его последовательную реализацию.

Рассчитываем, что свой вклад в процесс урегулирования украинского кризиса должен внести и новый Кабинет Министров Украины, сформированный по итогам состоявшихся 26 октября внеочередных выборов депутатов Верховной Рады.

Россия уже внесла и продолжает вносить огромный вклад в поддержку Украины – только за последнее время порядка 32,5-33,5 млрд. долл. Будем и далее оказывать всемерное содействие созданию благоприятного климата для решения стоящих перед украинским народом масштабных проблем.

Вопрос: Сохраняет ли Москва линию на приверженность территориальной целостности Украины? На Востоке так и не заканчиваются боевые столкновения, гуманитарная ситуация там далеко не из лучших. Рассматривается ли в этих условиях возможность признания ДНР и ЛНР? Где «красная линия», после которой такое признание станет возможным?

С.В.Лавров: В Послании Федеральному Собранию Президент В.В.Путин подчеркнул, что каждый народ имеет неотъемлемое, суверенное право на собственный путь развития, и Россия всегда относится к этому с уважением. Это в полной мере касается и братского украинского народа.

Очевидно, что без достижения самими украинцами взаимоприемлемых договоренностей урегулировать внутриукраинский кризис невозможно. Необходимость инклюзивного национального диалога с участием всех без исключения регионов и политических сил Украины была зафиксирована в Соглашении от 21 февраля, Женевском заявлении России, Украины, США и Евросоюза от 17 апреля, Минских договоренностях от 5 сентября. В его рамках необходимо предметно обсудить конституционное устройство, в целом будущее страны, в которой было бы комфортно и безопасно жить всем гражданам, где бы в полном объеме соблюдались права человека во всем их многообразии, где не было бы разгула радикализма и национализма.

На наш взгляд, именно отсутствие на Украине сбалансированного конституционного устройства, в рамках которого адекватным образом учитывались бы интересы различных регионов, всех национальных и языковых групп страны, стало причиной политических катаклизмов, на протяжении долгих лет сотрясающих основы украинского государства, расшатывая его фундаментальные устои.

Убеждены, что целью и итогом подготовки законопроекта о внесении изменений в Конституцию Украины должна быть не косметическая ретушь прежних текстов, а появление глубоко переработанного и обновленного общественного договора, который воспринимался бы всем полиэтничным украинским обществом как солидный долгосрочный документ, фундамент правового государства, гарантирующий равноправие регионов и национальностей. Мы будем добиваться, чтобы это обязательство выполнялось.

2 ноября в Донецкой и Луганской народных республиках состоялись выборы их глав и законодательных собраний. По итогам голосования сформированы местные органы власти, которые приступили к решению неотложных проблем, стоящих перед этим регионом. Судя по публичным заявлениям новоизбранных лидеров Юго-Востока, Донбасс готов к экономическому взаимодействию с украинской стороной, к восстановлению общего экономического, гуманитарного и политического пространства. В ответ Киев приступил к фактическому блокированию региона, отрезав его, в частности, от единой финансовой системы страны. Ранее Президент П.А.Порошенко внес предложение об отмене принятого Верховной Радой Украины Закона «Об особом порядке местного самоуправления в отдельных районах Донецкой и Луганской областей». Такие шаги лишь усиливают недоверие сторон и осложняют и без того их непростой диалог.

В данном контексте хотел бы напомнить, что в Минске представители Киева, Донецка и Луганска договорились не только о перемирии, но и о «поствоенном», если можно так выразиться, этапе развития Донбасса. В частности, уже упомянутыми Минскими договоренностями подтверждена необходимость приятия мер по улучшению гуманитарной ситуации на Донбассе, разработки программы экономического возрождения и восстановления жизнедеятельности региона, начала общенационального диалога на Украине. Россия как активный сопосредник Минского переговорного процесса намерена принять деятельное участие в реализации этих положений.

Вопрос: Как Вы оцениваете работу наблюдательной миссии ОБСЕ в зоне конфликта в Донецкой и Луганской областях? Насколько она эффективна и непредвзята?

С.В.Лавров: Роль ОБСЕ в урегулировании ситуации на Украине детально обсуждалась в ходе заседания Совета министров иностранных дел Организации в Базеле 4-5 декабря.

Напомню, что решение о развертывании на Украине Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ принято государствами-участниками в марте нынешнего года в связи с острой необходимостью деэскалации растущей напряженности внутри страны. Пока, вполне очевидно, мы далеки от этой цели.

В числе задач наблюдателей – отслеживание ситуации в сфере безопасности, оперативное информирование государств-участников о возможных инцидентах, нарушениях прав и свобод граждан, включая права национальных меньшинств. В этой связи настоятельно призывали руководство мониторинговой миссии обратить внимание на вопросы содействия украинцам в искоренении ультрарадикальных тенденций, достижении национального согласия и соблюдении социальных, политических, языковых, образовательных, культурных, религиозных прав жителей всех без исключения украинских регионов. Такие неотложные меры, будь они приняты, могли бы оздоровить ситуацию на Украине.

Безусловно, сам факт присутствия на украинской земле значительного числа международных наблюдателей, по нашим оценкам, сыграл определенную стабилизирующую роль. Вместе с тем, откровенно говоря, мы ожидали бόльшего.

Результативность работы наблюдателей, их вклад в урегулирование внутриукраинского кризиса напрямую зависит от беспристрастности и адекватности их оценок происходящего на Украине. Следует признать, что в некоторых случаях наблюдателям не хватает твердости и принципиальности.

Из поля зрения наблюдателей «выпадают» факты широкомасштабного использования украинскими военными тяжелых вооружений и запрещенных боеприпасов против мирного населения, целенаправленного уничтожения объектов жизнеобеспечения городов на Юго-Востоке. В сильно ретушированном ключе подается информация о гуманитарном положении на Донбассе. Освещались размыто, а то и вовсе обойдены вниманием трагедии в Одессе и Мариуполе, авианалеты на Луганск, планомерное уничтожение Славянска, факты необоснованных задержаний, избиений и убийств российских журналистов.







Другие статьи раздела



Как вы оцениваете отношения между Россией и Узбекистаном?